Интеграция Событий Жизни (Lifespan Integration, LI) — это новый метод терапии, позволяющий, как следует из названия, интегрировать нейронные структуры и паттерны возбуждения в теле-уме на всей протяженности жизни. Метод Интеграции Событий Жизни может использоваться для исцеления после травмы, или выстраивания структуры «я», или одновременно того и другого в зависимости от истории и потребностей клиента. Повторения визуальной и сенсорной линии времени — особенность всех протоколов Интеграции Событий Жизни.

Наиболее впечатляющее действие терапии Интеграции Событий Жизни можно увидеть при исцелении прошлых или недавних травм с помощью протокола ПТСР. Даже в самых тяжелых случаях ПТСР достигается значительное улучшение после одногй-двух LI-сессий. Индивид, функционировавший и способный действовать в мире до того, как случилось травмирующее событие, сможет вернуться к нормальной жизни сразу после одной-двух LI-сессий, сфокусированных на травматическом событии. Прекратятся все симптомы ПТСР, связанные с травмирующим событием, включая ночные кошмары, непроизвольные рецидивирующие воспоминания и флешбэки. Результаты стабильны. После избавления от последствий травмирующего события с помощью Интеграции Событий Жизни качество жизни продолжает улучшаться с течением времени.

Интеграция Событий Жизни применяется также, чтобы помочь клиентам преодолеть последствия ранней травмы и отсутствия заботы в раннем детстве. Индивидам, чьи ранние потребности не были удовлетворены, и тем, кто развивался в хаотичной, нестабильной или враждебной среде, понадобится гораздо больше сеансов LI-терапии, чем клиентам, имеющим безопасный стиль привязанности и успешно функционировавшим до травмирующего инцидента. Индивидам, пережившим раннюю травму или лишившимся в детстве заботы, наибольшую пользу принесут протоколы по выстраиванию структуры «я», которые меняют паттерны привязанности и улучшают регуляцию эмоций.
У людей безопасный стиль привязанности закладывается с самого рождения и развивается в процессе взаимодействия между родителем и ребенком. Родитель с безопасным стилем привязанности способен удовлетворить раннюю потребность новорожденного в привязанности. Младенец, которого любят и о котором заботятся, будет понимать на глубоком уровне, что он важен, ценен и любим. Он вырастет и станет взрослым с безопасным стилем привязанности. Дети появляются на свет в очень уязвимом, незавершенном состоянии, с нервной системой, которая по большей части не развита. Новорожденные по своей природе нуждаются в том, чтобы находиться в постоянном контакте с матерями. Родители, ранние потребности которых были удовлетворены, обычно способны обеспечить своим новорожденным детям физическую и эмоциональную среду, благоприятную для оптимального роста и развития. Мать с безопасным стилем привязанности способна оставаться сонастроенной со своим новорожденным. Эта сонастроенность позволяет формирующейся нервной системе младенца в достаточной мере «загружать» и интернализировать нейронные структуры, необходимые для регуляции эмоций и для любви к себе. Этот процесс, основанный на взаимодействии, продолжается в течение первых лет жизни ребенка, на протяжении всего периода развития его нервной системы.
Обучение регуляции эмоций происходит в диаде «родитель — младенец». Сонастроенная мать удерживает своего ребенка в рамках переносимого спектра эмоций. В конечном счете развивающийся ребенок интернализирует эту способность. Родители, которые не способны регулировать собственные эмоции, не способны сонастраиваться со своими младенцами и регулировать их эмоции. Таким же образом родители с небезопасным стилем привязанности ненамеренно передадут небезопасный стиль привязанности своим детям. Даже при высокой степени ответственности и хороших намерениях родитель с небезопасным стилем привязанности не обладает достаточной целостностью, чтобы сформировать устойчивую структуру «я» у своего ребенка.

Добавим, что младенцы и маленькие дети, пережившие раннюю травму или лишенные заботы, не могут интегрировать фрагменты своего опыта без поддержки сонастроенных и защищающих опекунов. Не имея целостного автобиографического повествования, эти индивиды вырастут без устойчивого ощущения «я». В результате возникает фрагментация, которая позже может диагностироваться как диссоциативное расстройство идентичности (DID, DDNOS).
Метод Интеграции Событий Жизни может использоваться, чтобы помочь клиенту выстроить более устойчивую структуру «я» и научиться регулировать эмоции. В отличие от разговорной терапии, которая задействует главным образом левые полушария клиента и терапевта, метод Интеграции Событий Жизни задействует тело. Если процесс проводится корректно, то происходит обмен энергией и информацией между правыми полушариями мозга и системами «тело — ум» терапевта и клиента.
В ходе терапии по «Протоколу рождения» Интеграции Событий Жизни этот обмен воспроизводит и возмещает тот обмен, который должен был произойти с клиентом в диаде «мать — младенец» с момента его рождения. В диаде «клиент — терапевт» генерируются новые, позитивные, чувственные состояния, которые в дальнейшем интегрируются, когда клиент просматривает свою жизнь с младенчества до настоящего момента. Контакт между правыми полушариями мозга терапевта и клиента поддерживается на всем протяжении этой работы по «переродительствованию». Успешность такой перенастройки зависит от степени внутренней целостности терапевта, ведущего процесс, точно так же как стиль привязанности младенца определяется способностью матери сонастраиваться со своим ребенком и регулировать собственные эмоции.

Прошедшие терапию по методу Интеграции Событий Жизни отмечают свою способность спонтанно реагировать на текущие стрессогенные стимулы способом, более адекватным своему актуальному возрасту. Индивиды, начинающие LI-терапию с пробелами в воспоминаниях, со временем обретают способность связывать фрагменты своей жизни в единое целое. Клиенты, завершившие Интеграцию Событий Жизни, говорят об улучшении своего отношения к жизни, возросшей степени принятия себя и способности получать больше радости от близких отношений.